Дата\время
>

"Прусские предки русских дворянских родов" - выступление И.Д. Гурова на пленарном заседании в Калининграде - Все новости на сайте - Калининградский филиал ВРНС

Перейти к контенту

Главное меню:

"Прусские предки русских дворянских родов" - выступление И.Д. Гурова на пленарном заседании в Калининграде

Опубликовано вход - Новости регионального форума · 22/3/2015 18:39:00
Прусские предки русских дворянских родов

      Выступление Гурова Игоря Дмитриевича, специалиста отдела по связям с общественностью Министерства по муниципальному развитию и внутренней политике Калининградской области на круглом столе "Калининградская область в исторических судьбах России"

      Край, который сегодня именуется Калининградской областью, еще в глубокой древности имел обширные связи с русскими землями. Этот факт находит своё подтверждение не только в археологии, например в нахождении во время раскопок целого ряда русских княжеских шлемов 10-12 веков, но и в родословных многих боярских родов Древней Руси. Согласно старинным родословным сказаниям, более 70 знатных российских фамилий ведут своё происхождение от выходцев из Древней Пруссии. Понять причины этого явления можно, рассмотрев события далёкого XIII века.

      Исход пруссов в восточнославянские земли произошел в первую очередь под воздействием тевтонского нашествия на Пруссию. Проникновение немцев происходило в три этапа. Сначала в восточной части Прибалтики появляются германские купцы и торговцы, которые к 1158 году закладывают здесь свои первые торговые фактории. Затем католические миссионеры, под предлогом христианизации язычников, основывают (с 1186 года) в этих местах епископства и, помимо экономического проникновения, насаждают свою идеологию. 1200 год стал переломным в судьбе Восточной Прибалтики, послужив исходным рубежом для начала прямой вооружённой агрессии Запада. Назначенный папой римским Иннокентием III новый «епископ Лифляндский» бывший бременский каноник Альберт Буксгевден фон Апельдерн выехал на остров Готланд, и, создав там опорную базу, с отрядом из 500 воинов отправился на завоевание Ливонии (часть современной Латвии).

       Этот отряд стал ядром «Ордена божьих рыцарей» (иначе – «Ордена меченосцев»), который принял активное участие в захватнических походах на земли исторических данников Руси – эстонцев ("чуди"), ливов (летописная «либь»), леттов (латышей), куршей («корсь»), латгалов ("лотыгола"), а также собственно русских (новгородцев, псковичей и полочан).
После 1226 года к боевым действиям меченосцев подключились и тевтонские рыцари, приглашенные в Прибалтику мазовецким князем Конрадом (в русских летописях именуемым «князем Кондратом Казимировичем») (1187-1247), женой которого была владимиро-волынская княжна Агафья Святославовна – внучка знаменитого князя Игоря Новгород-Северского. Если меченосцы вместе с датчанами двигались из устья Западной Двины и прибрежных районов Эстонии, то тевтоны с поляками наступали из-за Вислы и её притоков – на север и восток – по территории проживания прусских племён.

     Хотя Древняя Пруссия и не входила в состав Киевской Руси, однако тесные связи между жителями обеих стран были отмечены издревле. Согласно русским летописям, ещё в середине IХ века новгородцы (то есть словене ильменские) «призваше от Прусския земли, от варяг, князя и самодержца, то есть Рюрика, да владеет ими како хощет» ("Памятники литературы Древней Руси", М, 1985, с. 306). Области пруссов в те времена непосредственно граничили с Русью, причём, некоторые районы, заселённые близкородственными им судовинами-ятвягами, с 983 года (после успешного похода князя Владимира Красно Солнышко) оказались в числе русских владений.

      В ХIII веке выходцы из Пруссии (т.н. «прусяне») активно переселяются в новгородские земли. Объяснялось это тесными и хорошо отлаженными политическими и торговыми контактами пруссов с Новгородом. Первое их массовое переселение началось незадолго до вторжения «крыжаков»-тевтонов в западнопрусские земли и, возможно, было вызвано острым конфликтом между профессиональными прусскими воинами и языческой жреческой верхушкой.

      По сообщению древнерусской летописи, уже в 1215 году боевой отряд пруссов действует на стороне вольнолюбивого новгородского боярства в его борьбе с князем в качестве ударной военной силы ("Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов", М.-Л., 1950, с. 54). Постепенно число прусских переселенцев возрастает настолько, что они образуют в городе отдельную колонию, упоминаемую с 1230 года как «Прусская улица» (ныне – улица Желябова). Признавая факт службы прусских ратников в русских дружинах, известный историк С.В. Веселовский указывал, что «некоторые из них приживались на новой родине, подвергались обрусению и становились родоначальниками служилых династий».

     Одним из таких переселенцев был Миша Прушанин, прибывший на Русь с многочисленной свитой, и положивший начало родам Морозовых, Салтыковых, Бурцевых, Шеиных, Русалкиных, Козловых, Тучковых и Чеглоковых. «Предок их – Миша Прушанин – повествуется в родословной Салтыковых, - выехал из Пруссии в Новгород в начале XIII века». Приняв православие с именем Михаила Прокшинича и поселившись на Прусской улице, он, как человек состоятельный, в 1231 году возводит и перестраивает здесь церковь святого Михаила (в которой и был впоследствии погребен). В бранях со шведами и ливонцами (так после 1237 года стали именовать себя меченосцы) Миша Прушанин, ставший основателем знатного боярского рода Мишиничей – Онциферовичей, показал себя выдающимся военачальником .

     Так, в битве на р. Неве в 1240 году, командуя дружиной, он уничтожил три шведских корабля. В отличие от Александра Невского и его двора, сражавшихся на конях, дружина Миши Прушанина была пешей и включала в себя не княжеских слуг, а вольных новгородцев, костяком которых, по-видимому, являлся тот самый отряд профессиональных воинов-пруссов, который прибыл в Новгород в 1215 году, хотя его состав значительно обновился. Имеются данные о том, что к боярству Прусской улицы Новгорода Великого принадлежал и другой герой Невского сражения – Сбыслав Якунович, ставший впоследствии (в 1243 г.), новгородским посадником.

    Потомки Миши Прушанина тоже играли заметную роль в общественно-политической жизни Новгорода, причем его внук Михаил Терентьевич Кривец одно время был новгородским посадником. Родовой герб происходивших от этой фамилии князей Салтыковых сохранил в себе древнюю прусскую символику: черного орла в золотом поле с короной на голове и выходящей справа рукой в латах с мечом. Великий русский писатель М.Е. Салтыков-Щедрин, оставивший интересные описания Пруссии XIX века в повести «За рубежом», также принадлежал к этому прославленному роду. Считается, что от Миши Прушанина ведёт своё происхождение и боярский род Морозовых.

      Выезд «прусян» и «судовинов» на Русь не ограничивается только Мишей Прушаниным. Значительную известность приобрели здесь и другие переселенцы из Юго-Восточной Прибалтики. Старинные летописи повествуют, что в середине XIII века к великому князю Александру Ярославичу «выехал муж честен и добр из прусской земли», который, приняв в Новгороде святое крещение, наречен был Гавриилом и был храбрым воеводой невского победителя. Правнуком Гавриила был Федор Александрович Кутуз, а сыном другого его праправнука Анания Александровича был Василий Ананьевич Голенище – посадник в Новгороде в 1471 году. От них и произошел знаменитый род Голенищевых-Кутузовых, подаривший нам замечательного полководца, вдребезги разгромившего «непобедимую» армию французского императора Наполеона Бонапарта. Герб Голенищевых-Кутузовых тоже несет печать прусского происхождения: он состоит из изображения в голубом поле черного одноглавого орла с короной на голове, держащего в правой лапе серебряную шпагу. Помимо Кутузовых от Фёдора Кутуза вели своё происхождение дворянские фамилии Коровиных, Кудреватых, Шестаковых, Клеопиных, Щукиных, Зверевых и Лапенковых.

     После завоевания территории Пруссии Тевтонским орденом эмиграция пруссов в русские земли ещё более усилилась.
Одним из её направлений стали Галицко-Волынское княжество и т.н. «Черная Русь» - западная часть современной Белоруссии – бывшая тогда под властью русско-литовского князя Тройдена. В волынской летописи под 1276 г. читаем: «Придоша Проуси ко Тройденови из своей земли неволею перед немцы. Он же принял их к себе и посади часть их в Городне (Гродно), а часть их посади в Слониме». В свою очередь, Ипатьевская летопись извещала под 1281 г., что у князя Владимира Волынского погиб в походе приближенный, «бяше прусин родом».

      В середине XIII века получило развитие и другое направление прусской эмиграции – новогородско-псковское, что имело чрезвычайно важное значение для будущей судьбы Российского государства.

      Согласно одному из древних свидетельств, прусский нобиль, т.е. князь, «Гланда Камбила Дивонович, утомлённый в бранях против крестоносцев, и быв ими побежден, выехал с малолетним сыном своим и множеством подданных в Россию» - в Новгород Великий и вскоре, в 1287 году, крестился, получив имя Иоанн.

     Исход значительной части пруссов на Восток подтверждается многими документами. В 1283 году ушел за Неман – в «Великое княжество Литовское, Русское и Жемайтское» последний независимый прусский нобиль – ятвяжский (судавский) вождь Скурдо из Красимы, а уже оттуда часть пруссов отправилась в русские земли. Среди них и находился Гланда – Камбила – «Блеск Большой Секиры», сын Дивониса – князя одной из одиннадцати прусских земель, который, возможно, был одним из вождей Великого восстания пруссов в 1260-1275 годах, известным как Диване Клекине. В 1271 году он разбил крестоносцев в битве при Сиргуне, но позднее погиб при штурме замка Шенезе. Его сыновья – Руссиген и Камбила продолжали упорное сопротивление захватчикам, но, потерпев поражение в этой войне, Гланда Камбила Дивонович выехал из прусских земель в Новгородскую Русь, где обрёл новую родину и крестился в православие. Сын Гланды – Андрей Иванович Кобыла – переехав в начале ХIV века в город Москву, где стал боярином у великого князя московского Ивана Калиты и его преемника Симеона Гордого. По родословной у него было пять сыновей, от которых произошло 17 старинных родов, в том числе Романовы, Шереметьевы, Колычевы, Верещагины, Боборыкины, Жеребцовы, Кошкины, Ладыгины, Коновницыны, Хлуденовы, Кокоревы, Образцовы, Неплюевы, Дурново, Сухово-Кобылинские, а также вымерший род Беззубцевых и т.д.

     Отметим, что в их родовых гербах имеются соответствующие символы: корона – в знак происхождения от кролей Прусских, два креста, означающие обращение Гланды-Камбилы и его потомков в православие и языческий дуб. В некоторых гербах встречается родовой символ древнейших прусских властелинов – чёрный одноглавый орёл с распростёртыми крыльями, когтистыми лапами, иногда – с короной на шее…

     От Феодора Андреевича Кошкина – одного из пяти сыновей А.И. Кобылы – родословная линия ведет к русским царям. Внук его прозывался Кошкиным-Захарьиным, правнуки именовались Захарьины-Юрьевы, а от Романа Юревича Захарьина пошли Захарьины-Романовы и просто Романовы. Дочь Романа Юрьевича – Анастасия – в 1547 году стала женой царя Ивана IV Грозного, и с этого времени начинается возвышение рода Захарьиных-Романовых. Племянник царицы Анастасии – Федор Никитич Романов (1554-1633) после смерти своего двоюродного брата Федора Иоанновича считался ближайшим законным претендентом на престол. Однако к власти пришел Борис Годунов, который поспешил расправиться с соперниками. В 1601 году, пользуясь ложным доносом, Годунов приказал арестовать всех Романовых, а Федота Никитича постричь в монахи. С именем Филарет его сослали в Антониев Сийский монастырь, но после смерти Годунова возвели в сан ростовского митрополита. В сентябре 1610 года митрополит Филарет был снова арестован – уже польским королём Сигизмундом III и лишь в июле 1619 года вернулся из плена, после чего был поставлен Патриархом всея Руси. В период пребывания Филарета в польском плену в Москве созывался Земский собор, который 21 февраля 1613 года избрал на царствие его 16-летнего сына Михаила Федоровича Романова.

      Таково происхождение царской династии Романовых.



Назад к содержимому | Назад к главному меню